Образ молодого поколения в новейшей литературе

Дата публикации: 2018-12-15 09:08:57
Статью разместил(а):
Бочарова Юлия Юрьевна

Образ молодого поколения в новейшей литературе

The image of the younger generation in the latest literature

 

Автор: Бочарова Юлия Юрьевна

учитель русского языка и литературы МБОУ «Новочебоксраский кадетский лицей», г.Новочебоксарск, Чувашская Республика, Россия

E-mail: yulia.boch@mail.ru

Bocharova Yulia Yurievna

teacher of Russian language and literature MBOU «Novocheboksarsky cadet Lyceum», Novocheboksarsk, Chuvash Republic, Russia

E-mail: yulia.boch@mail.ru

Аннотация: Предметом данного исследования являются образы представителей молодого поколения, выведенные на страницы произведений современными писателями. В работе рассматриваются такие понятия, как «Потерянное поколение», на примере анализа художественного мира  романа  Харуки Мураками «Норвежский лес», «Растерянное поколение».

Abstract: The subject of this study is the images of the younger generation, displayed on the pages of works of modern writers. The paper deals with such concepts as " Lost generation", on the example of the analysis of the artistic world of the novel Haruki Murakami " Norwegian forest", "Confused generation".

Ключевые слова: поколение, современная литература, молодежь

Keywords: generation, modern literature, youth.

Тематическая рубрика: Свободные педагогические темы.

Новейшая литература подарила современному читателю ряд имен писателей, которые получили широкое мировое признание. Одной из наиболее актуальных тем в литературе нового столетия является тема молодого поколения, подводящая итоги прошлого века и открывающая перспективы нового. Вопрос о том, насколько реалистично отражает литература последних лет жизнь молодежи, является, по нашему мнению, камнем преткновения для критики. «Легко ли быть молодым?», «Чем живет наша молодежь, каковы ее духовные потребности?» — эти вопросы встали перед обществом наиболее остро именно в последние годы.

Предметом данного исследования являются образы представителей молодого поколения, выведенные на страницы произведений современными писателями.

Цель данной работы - выяснить причину трагичности восприятия жизни молодым поколением, их беспомощности и одиночества в окружающем их мире.

Актуальность работы заключается в том, что объектами исследования становятся произведения для молодежи и о молодежи, поэтому они пользуются популярностью у данного круга читателей. Проблемы, с которыми сталкиваются герои произведений, близки и понятны современному читателю, их по праву можно назвать «вечными».

Основными методами является метод сплошной выборки, образного анализа, а также историко-литературный метод.

Понятие «потерянное поколение», вошедшее в литературе благодаря писательнице и меценату Гертруде Стайн, применимо и по отношению к тем молодым людям, которых Харуки Мураками – известный японский писатель -  делает героями своего знаменитого романа «Норвежский лес» (1987 год).

В основу сюжета романа Харуки Мураками «Норвежский лес» легли воспоминания главного героя Ватанабе, 37 летнего японца. Воспоминания героя охватывают значительный временной период: от поступления его в Токийский университет до окончания им второго курса и наступления первых летних дней.

Казалось бы, главной задачей Ватанабэ является теперь учеба в престижном ВУЗе Японии. Но все, что связано с процессом обучения, остается на втором плане. Все внешние проявления жизни: и быт, и учеба, и политические дебаты – проходят мимо Ватанабэ. Более важной причиной его душевных переживаний является самоубийство школьного друга Кидзуки, который отравился в гараже выхлопными газами автомобиля. Прошло около трех лет, но душевная рана еще не затянулась. И самое горькое для него: девушка Кидзуки, Ноако, к которой неравнодушен и сам Ватанабэ, так и не смогла расстаться с прошлым, осталась в том времени, когда был жив ее друг.

Основные места, где происходят события романа, – это улицы, дома, метро, развлекательные заведения Токио. Но, как ни странно, создается ощущение того, что главный герой находится в замкнутом пространстве. Внутренний мир Ватанабэ разобщен с тем, что окружает героя. Роман предельно трагичен по своему содержанию: все друзья Ватанабэ по очереди лишают себя жизни или уходят из его судьбы при непонятных обстоятельствах. В целом в романе можно насчитать шесть случаев самоубийств или смерти от неизлечимой болезни, что создаёт ощущение безысходности и потерянности героя во времени.

Вся молодежь, чьи портреты появляются на страницах романа, - «особенная». У каждого есть какая-то «изюминка», своя  отличительная черта, привлекающая внимание, подчёркивающая непохожесть на других. Например, Штурмовик «пылал страстью к картографии», Кидзуки имел редкий талант собеседника, Мидори замечательно готовила, а при взгляде на Хацуми возникало ощущение, что рядом находится «особенная женщина».

Но зачастую об этом догадывается, это чувствует только рассказчик - Ватанабе. И если иметь в виду, что каждый человек – это целый мир, то этим «мирам» в романе присуща разобщённость, обособленность, закрытость от окружающих.

Главные герои романа «Норвежский лес» примерно одного возраста; им по 18-20 лет. Они из обеспеченных семей, что позволяло одним – изысканно одеваться, другим – быть на особом счету у окружающих, третьим – проявить свою индивидуальность.

Живя в мире, который дарил им возможность жизненного выбора, широкого общения, беспечного получения удовольствий, они, тем не менее, постоянно стремились к одиночеству, которое позволило бы им никак не быть связанными с этим миром.

Всё, что происходит с молодыми людьми в романе, мы видим прежде всего глазами Ватанабэ. Он стоит, несмотря на его неразрывную связь с каждым, обособленно. Но это не ангел света, а просто сильный человек, который пытается найти смысл в жизни, а не любыми путями оправдать смерть. Он быстро привязывается к людям, находит в них те черты, которые могут нравиться окружающим, не корит за слабости, прощает за грехи. В душе Ватанабэ романтик: он видит небо, его душа способна откликаться на окружающий мир природы. Он не растратил способности удивляться, верить в будущее, бороться за него.

Создавая в своем романе портреты представителей молодого поколения, автор зачастую прибегает к детали как к средству заключать в себе большую смысловую и эмоциональную информацию.

Так, платье Хацуми «цвета ночной грусти» очень совпадало с ее настроением, когда она в очередной раз возвращалась с опустошенной душой после встречи с Нагасаве.

Заколка-бабочка, на которую не раз обращает внимание главный герой при общении с Наоко, ассоциируется с чем-то трогательно-ранимым и хрупким, но живым, каким и являлось постепенно угасающее желание жить у Наоко.

Светлячок, подаренный Ватанабэ Штурмовиком, воспринимается как своеобразный символ - отголосок того мира, который молодежь не замечала вокруг себя, не пропускала через свое сердце. Свободно и легко летал светлячок над миром, свет его был наполнен очарованием. Но когда его посадили в банку-тюрьму, то свет тот начал медленно угасать. В заточении имеется всё: еда, воздух, свет. Но всё это не приносит радости. Так и герои: они ничего не ждут от судьбы, которая заточила их в банку глухого опустошения, дала всё для видимого глазу совершенства, но не научила тому, как можно убежать от самого себя.

Санаторий, где отдыхает Ноако, пытаясь излечиться от своей душевной болезни, поразил Ватанабэ, навестившего свою подругу, своей «притягательной нереальностью». Увиденная картина напомнила герою диснеевские мультфильмы, не требующие особых размышлений над смыслом жизни, душевных терзаний.

Город, в котором существуют герои, воспринимается как город грехов. Город дышит сыростью и смогом. Смогом безразличия и чуждого дыхания пассажирских поездов.

В романе «Норвежский лес» за главным героем все время «охотится» призрак, именуемый мраком. Он все время идет по следам Ватанабэ. Силой, противоборствующей мраку, является свет, что сражается с призраком, пытаясь спасти заблудшую душу Ватанабэ. Мрак, подобно библейскому змею-искусителю, преподносит «плод» - это повод к размышлениям о целесообразности и предпочтительности жизни и смерти. И находятся люди, которые готовы отказаться от данного им «священного дара» – жизни – в обмен на покой. Такими людьми, вошедшими в жизнь главного героя и оставившими отпечаток в его душе, являются Кидзуки, сестра Наоко, сама Наоко и Хацуми. А есть и те, кто исчезает из поля зрения читателя, они уходят в никуда. Возможно, их тоже поглотил мрак, несмотря на активную борьбу за свою жизнь; это Штурмовик и Нагасава.

Но есть и такие, кто преодолел все сомнения и сумел выжить в войне между светом и тьмой. Это жизнелюбивая Мидори и победившая «ничто» Рэйко, что вышла из психиатрической лечебницы. Все эти люди, с которыми встречался и расставался главный герой, бросали свои «камушки» «за» и «против» на его чаши весов света и тьмы. Так, например, со смертью Кидзуки умерла общая частичка у Наоко и Ватанабэ. В силу древнего инстинкта он считал себя обязанным защищать ее от необдуманных поступков и обеспечить будущее. Проведя впервые двое суток в санатории, Ватанабэ перестает понимать, какой из двух миров ему ближе: тот, что царит в этом замкнутом мире, или же «реальный» мир Токио, где ждёт его возвращения Мидори.

Спустя некоторое время Наоко замыкается, письма для неё становятся непосильным трудом. Во время второго своего приезда Ватанабэ замечает, что Наоко стала заметно молчаливее, все больше слушала и «улыбалась с дивана». Возможно, тогда она уже сделала выбор, но ее разум еще не мог смириться с этой мыслью «Решилась, и  у нее стало спокойно на сердце». На борьбу с разумом из мрака выступали «разные люди», которые мешали писать, отвлекали. Умершие, а точнее убившие себя, сестра и Кидзуки пытаются с ней говорить, накидывая на ее «покрывало печали» и одиночества, руша спасительный мостик связи с миром. Более писать письма она не может,  это делает Рэйко. С ней Ватанабэ не связывают драматические воспоминания, и нет тягости, которая, подобно печати молчания, не дает говорить открыто о наболевшем. Напротив, в лице Рэйко главный герой видит умудренного жизнью советчика и без утайки рассказывает о своих колебаниях и о своей, как он думает, любви к Мидори.

Смерть Наоко подрывает силы Ватанабэ настолько, что он отправляется в путешествие в «никуда». Мрак отчаянья и одиночества, подобно бескрайнему океану, захлестывает его настолько, что жизнь без Наоко стала пугать куда сильнее, чем смерть. В смерти он мог быть с недавно потерянными близкими ему людьми, а самое главное – с ней, с Наоко.

Это было тяжелой волной воспоминаний, еще совсем свежих и столь дорогих. Но она схлынула, оставив пустоту и безмерную печаль - новое испытание его истерзанной души. Однако разум упрям: это, пожалуй, самая жизнелюбивая часть человека, которая до последнего цепляется за соломинку, не желая умирать «Пора возвращаться в Токио. Пора возвращаться в реальный мир».

После посещения Рэйко его вновь захлестывает волна отчаянья. Ватанабэ пытается убежать от боли, угнездившейся в нем. Мидори становится спасательным кругом, маячком, не позволяющим кануть в бездонный океан мрака «Держа в руке трубку, я поднял голову и осмотрелся. «Где я сейчас?». Но я не знал где. Даже не мог представить. Что это за место? В моих глазах отражались лишь бесчисленные фигуры бредущих пешеходов в никуда. И только я продолжал взывать к Мидори из самой сердцевины ниоткуда».

Спасательный, тихий вопрос «Ты где?», как белокрылая птица надежды, позволяет читателю поверить, что у главного героя все-таки может наладиться мостик с внешним миром, что жизнелюбие Мидори поможет Ватанабэ собрать собственные силы и отогнать мрак на задворки своей жизни, а тяжелую тоску по прошлому обратить в светлую грусть.

Герои произведения часто слушают музыку, и у каждого из них свои предпочтения, которые являются отражением их характера. Так, например, Мидори привлекают фольклорные напевы; Рэйко находит вдохновение в музыке Баха, Моцарта; Наоко предпочитает печальные песни «Битлз». Именно их песню «Norwegian Wood» исполняет Рэйко в числе других для Ватанабэ у него на съёмной квартире. Непритязательный мотив приносит ему душевное успокоение и остается у него в памяти, ассоциируясь с теми моментами жизни, когда Наоко была с ним.

Песня «Норвежский лес», название которой стало названием романа, имеет особое значение в понимании характеров таких героев, как Ватанабэ, Рэйка, Наоко, и выступает в роли своеобразного символа. Особенно она примечательна тем, что внешне здесь присутствуют наши старые знакомые, все та же пара: «мальчик», от лица которого ведется рассказ, и «девочка» – «this bird». Песенные герои, на первый взгляд, обычные, но вот что между ними происходит?. «I once had girl» - «Однажды у меня была девушка, или, точнее, я был у нее», – первая строчка песни, начало действа. Она привела его к себе и попросила остаться. Ничего абсурдного здесь пока нет. Но мы уже начали путешествие по Wonderland. А в конце строфы вопрос: «Isn't it good Norwegian Wood?» – «Не правда ли, хорош Norwegian Wood?». Что имеет в виду рассказчик? Как ответить на этот вопрос и чем может быть хорош «Norwegian Wood»?

 Прежде всего, что такое «Norwegian Wood»? Причем тут Норвегия? И что обозначает «Wood»? Это может быть лес или дерево. Это может быть предмет или явление. Это может быть все что угодно, потому что это символ, придуманный автором для обозначения ситуации. Символ «Norwegian Wood» не столько сообщает что-то, сколько подразумевает нечто. Его смысл можно понять скорее через толкование. Отметим, что каким бы ни был ответ, с этого момента весь последующий рассказ придется рассматривать уже в контексте заданного вопроса.

История приобретает неожиданный оборот. Они пили вино и болтали, сидя на полу, до поздней ночи («until two»). В этом странном жилище не оказалось стульев. Вдруг она заявила, что пора спать, ей завтра на работу, и начала  смеяться. «I told her I didn't And crawled off to sleep in the bath.» Проснувшись утром в ванной и, никого не обнаружив, рассказчик разжигает огонь, продолжая задаваться тем же вопросом: «Isn't it good Norwegian Wood?».

История обрывается на полуслове. Автор представил лишь действующих лиц, не вдаваясь в детали ночного приключения. Странный персонаж «this bird» появляется из ниоткуда и неизвестно куда исчезает. Содержание песни осталось за кадром, и о том, что действительно произошло между ними, приходится лишь догадываться.  Мало того, появились другие вопросы. Какое отношение «Norwegian Wood» имеет ко всему произошедшему: к этой девушке, к рассказчику? Да и возможно ли вообще ответить на этот вопрос?

Автор и не ставил своей целью отвечать на вопрос «Чем хорош Norwegian Wood?». Задав его, он предложил слушателю вообразить место, где подобные вопросы имеют ответ, чтобы ТАМ кто-то их мог задавать. История незакончена, но не закончена таким образом, чтобы слушатель сам продолжил ее. Вся эта недосказанность позволяет и заставляет предполагать. Для расшифровки символа следует начать путешествие по стране, созданной по законам абсурда и нонсенса. «Norwegian Wood», как мистический кристалл, дразнит нереальным светом, играющим на его гранях. И только мы погонимся за одним лучом, кристалл переворачивается.

В последнее десятилетие литература заговорила о «растерянном поколении». Успехи науки и техники, достижения в познании человека и мира – и в то же время постоянные конфликты, взаимное непонимание и вражда народов и государств. Последнее порождает у человека чувство смыслоутраты, ощущение своей чуждости окружающему миру, несовпадение и несогласие с ним, поиски выхода из социального одиночества и ориентиров для достойного построения собственного бытия.  В этой связи можно выделить героев зарубежных писателей, ищущих путь выхода для «растерянного поколения» (Патрик Зюскинд, Умберто Эко, Джоан Роулинг, Стивен Кинг и др.). В отечественной литературе мы видим не столько растерянность поколения, сколько поиск идеалистов, стремление приобщиться к великой силе чувств отцов, высоте христианского подвига, исцеляющей силе человеческой доброты (Захар Прилепин, Евгений Водолазкин, Михаил Шишкин, Марина Степнова и др.)

Конец девяностых годов, горячее время перестройки определило ряд болевых точек общества, все они отразились и в литературе. Одним из ярких произведений того времени является повесть Вячеслава Пьецуха «Новая московская философия», построенная на аналогиях с романом «Преступление и наказание». В коммунальной квартире жители третируют старушку, живущую в самой большой комнате. Когда старушка исчезает, соседи, в надежде, что она умерла, начинают делить принадлежащую ей жилплощадь. В отличие от Раскольникова, никто не испытывает даже намека на раскаяние или хотя бы сожаление о неблаговидных поступках по отношению к старой женщине. Бездуховность и аморальность – «новая философия нового времени». 

Крупнейшим писателем, отразившим в своем творчестве всю боль утраты идеалов, всю непомерную тяжесть бытия, легшую на плечи молодых граждан России, которым выпало жить на переломе эпох, является Владимир Маканин. В его произведениях сочетаются традиции новаторства и русской классической литературы, психологизм, напоминающий Достоевского, без его  патологической болезненности, но в то же время позволяющий заглянуть в глубинные уголки души.

Повесть «Стол, покрытый сукном с графином посередине» о некоем судилище – аналоге партийного собрания, где разбирались «персональные дела» провинившихся. Ее можно рассматривать как объяснение и первооснову того состояния, в котором находится современное российское общество. Это конформизм, равнодушие, социальная апатия, неверие ни в свои силы, ни в возможность положительных изменений вокруг себя.

Роман «Асан», который стал Лауреатом премии «Большая книга» за 2008 год, повествует о событиях первой и второй чеченских кампаний. Главный герой этого произведения - майор Жилин, молодой русский парень, офицер-контрактник, судьба которого могла бы сложиться совсем иначе, если бы не война. Он не участвует в боях, его задача заведовать складом боеприпасов и выдавать их по надобности. Первое время майору приходится тяжело, но вскоре он втянулся и даже завёл свой бизнес, продавая бензин и зарабатывая хорошие деньги. Сложность была в том, что колонну нужно было провести через места чеченских засад. Заработанные деньги майор отправляет жене, чтобы та построила дом к его возвращению. Дома у майора подрастает дочь. В тексте нет геройских сцен, здесь война показана как бизнес. Пока солдатня проливает кровь, генералы делают на этом деньги и живут в своё удовольствие. Война жестока. Было трудно читать историю с русской журналисткой, которая защищала права чеченцев, а потом ими же и была похищена. Её хотели выкупить, но цена постоянно росла. Война - это бизнес.

Еще один представитель «растерянного поколения», которому нет места в новой рыночной реальности – герой романа Захара Прилепина «Санькя». Закрылся градообразующий завод, другой работы в провинции нет, и молодые парни становятся радикалами, национал-большевиками, в знак протеста решают устроить взрыв, то есть стать террористами. У этих мятущихся, лишенных жизненных перспектив ребят время отняло идеалы, понятия о правде и справедливости. И только старый дедушка, выведенный в романе как хранитель традиций, олицетворяющий глубинную связь с родиной, с предками, остается их нравственным камертоном.

Таким образом, можно обозначить несколько тенденций в изображении героя современной российской литературы. Одна из них, самая настораживающая и негативная-  это сильнейшая криминализация литературной тематики. Вторая, и это одна из главных тенденций – уход в прошлое. Так, в «Лавре» Евгения Водолазкина отчетливо звучит тема христианизации, это «своеобразное неотолстовство». «Письмовник» Михаила Шишкина – попытка, найти в прошлом то, чего не хватает в нашей современности: верность, человеческое тепло, любовь не только до гроба, но и после гроба.  

Примерно в этом же русле можно отметить и обращение многих произведений к доброте и величию души женщины – такова, например, жена научного руководителя главного героя книги Марины Степновой «Женщины Лазаря». Своей самоотдачей она может возместить тот недостаток взаимопонимания, доброты и смысла жизни, которые наблюдаются в реальном нашем бытии.

Надо отметить, что описание современных молодых людей как «растерянных», не имеющих твердых принципов и осмысленной программы жизни, характерно как для российской, так и для зарубежной литературы.  

Среди общемировых тенденций можно назвать также следующие: сочетание научной, философской тематики и детективной интриги («Имя розы» Умберто Эко, «Код да Винчи» Дэна Брауна); разнообразное фэнтези – специфическая форма бегства от действительности; взгляд на Восток как на источник силы и твердости (в России это писательницы Гузель Яхина, Алиса Ганиева, Наринэ Абгарян; на Западе – большое количество произведений, таких, как, например «Свидетели невесты» Дидье Ван Ковелера).

В заключении этой главы хочется выразить надежду, что и в России, и за рубежом, еще напишут книги о молодых героях, у которых будут настоящая любовь и надежда.

Исследовав образ молодого поколения в новейшей литературе, можно смело утверждать, что современные писатели в своем творчестве продолжают традиционную в литературе тему «герой времени». В центре внимания произведений современных писателей – подросток, находящийся на пороге взросления. Общество, утратившее нравственные ориентиры формирует в молодом человеке ложные ценности, калечит их внутренний, совсем еще хрупкий мир. «Молодой герой» одинок, душевно опустошен. Во многих произведениях современных писателей показано, как злоба наполняет сердце начинающего жить человека. Нет у него интересов, привязанностей, целей. Попытка найти своё место «среди своих» часто приводит к необратимым последствиям.

Закрывая книгу Мураками «Норвежский лес», читатель понимает, что соприкоснулся с огромной трагедией, которая коснулась не отдельно взятых героев, а целого поколения. В произведении нет совершенно счастливых людей, несмотря на то, что некоторые из них пытаются таковыми казаться. «Молодое поколение» зачастую находится на вершине безысходности. Все счастливые моменты жизни не вызывают оптимизма, а неудачи приобретают огромный размер. Не научившись чем-либо дорожить, герои слепо и отрешённо идут по глухому лабиринту своей судьбы. И уже не важен пол и возраст, материальный достаток  и образование. Разрушены представления о любви и сексе, о дружбе и привязанности, о порядочности и предательстве.

В то же время писатели показывают, что за внешней озлобленностью скрывается наивная детская душа. Душа, которую можно ещё спасти, прорастив в ней зёрна добра, человеколюбия. Семья, преемственность поколений, искусство как духовный опыт человечества – это те «устои», которые помогут моему ровеснику обрести в себе личность.